“Ты что (почти шепотом)… феминистка?” — знакомая будто выплюнула это слово как крайне неприличное ругательство.

«Феминизм — это радикальное мнение, что женщина — человек» (Мэри Шир)

Феминизм — движение, борющееся за права женщин, за единство, сестринство и взаимопомощь, но отчего-то многих женщин постсоветского пространства пугает перспектива быть названной феминисткой. Будто мгновенно ты из ухоженной нимфы превратишься в злобного йети, который рычит и брызжет слюной на любого встречного мужчину.

Парадокс стран распавшегося союза в том, что в них женщина никогда не была слабым полом, иначе было не выстоять перед трудностями. Наши бабушки и прабабушки были истинными героинями, в чьих руках была надежда на светлое хоть какое-то будущее. Они уходили на официальную работу, возвращались домой и… снова трудились в поте лица: готовка, стирка, глажка, внимание детям, мужу, помощь пожилым родственникам (которые часто жили под одной крышей). И без выходных и права “уронить лицо”. Те самые из русских селений, которые могли коня на скаку остановить, и лишь с появлением машин утратили сноровку.

Возможно памятью тех времен и обусловлено нежелание отказаться от стереотипов о “хрупкости и беспомощности” современниц. В эпоху 90-х уставшим матерям и женам удалось, наконец, вкусить жизни без обращения “товарищ”, а с ласковыми “зайками и солнышками” и постепенно произошло возвращение к образам мужчина-добытчик, а женщина “в платье и красивая”. Возвращение, надо отметить, условное, ведь при этом большинство женщин продолжали и продолжают ходить на работу, совмещая это с домашними делами.

При этом в обществе, несмотря на колоссальную нагрузку (совсем не для “хрупких плечей”), утвердился стереотип о нежных, практически тургеневских барышнях, которые не способны выстоять перед жизненными трудностями без крепкого мужского плеча. А поскольку с детства девочки впитывают идею “что на десять девчонок, по статистике 9 ребят” — формируется конкуренция.  И платой за статус “в паре” стал обязательный комплект: идеальная укладка, макияж, маникюр, модная одежда, “правильная фигура” — иначе не котируешься.

И только ко всему этому привыкли, а 8 марта окончательно стал днём “нежных и прекрасных”, как и до наших краев докатилась “Третья волна”.

Для многих это стало пугающим и оглушающим. Сработала защитная реакция и поползли слухи: “все феминистки лесбиянки”, “травмированные и несчастные женщины”, “страшные”, “мужика нормального у них не было”, “а ещё они подмышки не бреют!” На этих образах стали активно паразитировать СМИ, делая акцент на самых конфликтных ситуациях, связанным с движением за права женщин, и образах наиболее радикальных его участниц, подкармливая аудиторию скандалами, рождающими образы, то Медузы Горгоны, то Медеи… В то же время игнорируя позитивные изменения, которые произошли благодаря деятельности феминистических организаций.    

Из-за такой информационной политики многие до сих пор уверены, что стать феминисткой означает всегда за все отвечать самой: открывать двери, носить тяжести, платить за счет… от цветов отказаться, в конце концов! А главное — ненавидеть мужчин.

Концентрация на негативных аспектах феминизма во многом является реакцией на боязнь утратить “традиционные ценности”. Поэтому мы так редко слышим о достижениях женщин в отечественных СМИ, но так часто сталкиваемся с навязыванием модели “мать-жена”.

Нас не учат гордиться своей гендерной принадлежностью. В ассоциативный ряд со словом “женщина” редко попадают понятия: сильная, умная, смелая, самодостаточная. А если они и возникают, то чаще всего с ироничным оттенком.

“Сильная и независимая” — обязательно одинокая и с толпой кошек, ведь, какой мужчина станет терпеть конкурента в доме? А без мужчины никак. И сразу возникает образ несчастной старой девы, актуальный для тех времен, когда девушка, которой не удалось выйти замуж, так и оставалась до старости обузой родственникам.

Понравилась статья? Сохрани на Pinterest`e!

Много говорят об агрессии феминизма, о его деструктивности в отношении “старого мира”. Снова и снова звучат слова “зачем им бороться за что-то, ведь у них все и так хорошо!” (уверена, что они также звучали и сто лет назад, когда наши предшественницы были почти в полном подчинении у мужчин). Страшно, что, несмотря на проблемы современного общества, эти слова вслед за мужчинами повторяют и сами женщины, прикрывая этим “поддакиванием” свой страх, стать, наконец, свободными и взять на себя ответственность за свою жизнь. Ведь гораздо проще жить по готовой модели, когда ты выглядишь “как принято” и делаешь то, что от тебя ждут. Но однажды испробовав каково быть собой, назад уже не вернуться. И не надо.

Потому что: гендер — это возможности, а не ограничения.