Мнение о том, что мужчина для женской дружбы, как яйцо с иголкой для Кощея всегда вызывало во мне бурю протеста. А услышанный в ответ на фразу «Я поругалась с подругой» вопрос: «Ну и как его зовут?», я воспринимала как личное оскорбление моих убеждений.

Детство кончилось, я перешла в 9 класс и столкнулась с вызовом – проверить непоколебимость своих убеждений. Мы с подругой перешли в новую школу и, по классике жанра, вместе влюбились в симпатичного одноклассника.

Дальше было весело.

Никто не ссорился и не таскал друг друга за волосы. Мы продолжали быть лучшими подругами, но, не скрывая, шли к цели.  

Через полгода этот Марлезонский балет подошел ко второй части, в которой мне была уготована второстепенная роль. Думаете мы поссорились? Снова нет – я страстно пестовала нерушимость женской дружбы, изображала «подружку невесты» днем, а по ночам выскребала из души кошачий отряд.

Школьный роман протянул летние каникулы и зачах, а в сентябре объект нашей обоюдной страсти перешел в другое учебное заведение. Все, конец. Казалось бы, все выдохнули, проблема исчезла сама собой. Можно похлопать себя по плечу за доказанную теорию и идти дальше. Но нет. Что-то внутри меня сломалось. Как у новогодней гирлянды с тысячью огоньков – где-то замкнуло электрическую цепочку, весь механизм накрылся медным тазом и я ее бросила.

Бросила некрасиво, оставив в выпускном классе практически в полной социальной изоляции, ведь «женская лига» приняла мою сторону. Было ли мне тогда стыдно? Нет. Хотела ли я таким образом доказать свое превосходство? Да. Жалела ли потом? Наверное… И все же я вынесла из этой ситуации урок – с тех пор я не только  внимательнее выбираю подруг, но и не влюбляюсь в «популярных» ребят.

Параллельно со мной подобную историю пережила еще одна моя одноклассница. Их дружба с лучшей подругой также не вынесла третьего. Зато после этого мы с ней, взяв по Оскару за роли второго плана, сдружились. И вот уже 15 лет не делим мужчин, а поддерживаем и искренне радуемся успехам друг друга. Что это – удачное стечение обстоятельств или психологическая зрелость? Сказать трудно.

У мужчин благородных историй тоже навалом (песня Боярского «уеду срочно я из этих мест» не в счет).

Как-то девушка знакомого ушла к его лучшему другу. На мои: «О, боже мой, какой кошмар», он лишь процедил: «Да, она-то ладно, а вот друга жалко». Как женщина я была шокирована столь пренебрежительным отзывом, а вот как человек, отчасти побывавший на его месте, восхитилась необычной оценкой ситуации.

Надо ли говорить, что они перестали быть друзьями?

Безусловно, каждая из этих историй могла бы закончиться по-другому – повсеместным покаянием и прощением. Но мне кажется, такая дружба была бы похожа на брак после измены. Все примирились и решили жить дальше, но не смогли…

Потому что настоящая дружба – это, конечно, про уступки и принятие, но в первую очередь про взаимность и стремление беречь чувства другого.

Понравилась статья? Сохрани на Pinterest`e!