Мне всегда очень хочется быть понимающей и терпимой. В своих представлениях об отношениях или будущей семейной жизни я вижу себя идеальной, ну или, по крайней мере, стремящейся к этому. Понять, принять, простить, стерпеть. Вооружившись этой искренней верой, как прыгун в высоту своим шестом, я разбегаюсь и лечу на рекордные 5 метров, но не вверх, а вперед – кубарем по жесткому настилу жизни.

На днях, все еще пребывая под впечатлением от картины «Звезда родилась», я решила убрать еще одно темное пятно в фильмографии Брэдли Купера и посмотреть «Снайпера». Мистер Шейк там такой ага – всех спасает, ничего не боится и, конечно, успевает на всех фронтах. Влюбляется, женится, и все так чинно, благородно. «Милый, так классно, ты – военный!» – думает в начале романа его экранная девушка Сиенна Миллер. И уже минут через 30 (за это время они успевают пожениться и родить двоих детей) разворачивается на 180 градусов: «В смысле год в Ираке? А я? А дети?!» «Дорогая, это моя работа, мой долг», «Да пофиг мне на твой долг, у тебя есть семья».

В этот момент зрители делятся на два лагеря. Один поддерживает семейные ценности: «Выбирай жену и детей, медали в старости стакан воды не подадут». Второй – героя: «Молодец, не иди на поводу у бабы, она знала за кого выходила». На чьей стороне я? На обеих. Потому что она, конечно, знала, но думать, что сможешь и действительно смочь – это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Это как брак с успешной женщиной.

«Дорогая, как здорово, что ты строишь карьеру» и позже: «В смысле ты зарабатываешь больше меня? Воу-воу, палеххче!»

Или с девушкой с профессией из детских фантазий: «Всегда мечтал о стюардессе», «То есть как это ты не будешь ночевать дома?» И, конечно, мой любимый сценарий с «Твой малыш такой прелестный» в начале и «Не буду я твоему спиногрызу ничего оплачивать» в конце.

Негодяй! Ретроград! Позавидовал жене, не понял, не поддержал. Но правда заключается в том, что никто из нас не знает, сдюжит ли. Мы все живем в первый раз. У нас каждый день премьера, к которой, конечно, можно подготовиться, но вот как все пройдет предугадать невозможно. И в этом ее прелесть.

Ну, и если продолжить череду кинематографических примеров уже реальными – это я, ваша покорная слуга. В разное время я видела себя в жертвенной роли спутницы врача и полицейского, но послала все куда подальше через полгода. Не шмогла я, не шмогла.

С тех пор люблю благородные профессии на расстоянии, а свои нервы больше.