Мелодрама закончилась, и мои новые подруги в голос рыдали, как на похоронах “Ласкового мая”.
— Ир, мы уже в пятый раз на “9 с половиной недель”, и опять до слёз! Такая любовь! Неужели тебе совсем не жалко N?
Я понимала: сейчас решается моя судьба. Или крутые девчонки примут меня в свою компанию. Или я скажу, что думаю и останусь одна.

И ответила:
— Нет, не жалко. Она — дура.
Больше меня в кино не звали.

Потом я зачем-то научилась подстраиваться под чужие ожидания и нормы. Много лет делала сверхурочную работу бесплатно, терпела дурацкие отношения, красила потолок в белый вместо серого, как хотела… С каждым годом становилась удобной для всех и несчастной для себя.

Помню тот момент, когда не смогла ответить на вопрос: “А что ТЫ хочешь?”
Не должна, а хочешь? Не все они, а ты? Где та 15-летняя девчонка?

Очень медленно и осторожно я стала избавляться от брони общественного мнения. Отковыривать чужое. Узнавать себя заново. Заботиться о себе. Оказалось — это больно. Чтобы не обижать себя, приходится обижать других: отказывать, посылать, не пускать, ставить на место. Когда все обидятся, останешься одна. Это страшно. Захочется махнуть кому-то рукой: “Эй, я такая же как ты! Давай дружить?”

Не торопись. Своё придёт. Когда ты полюбишь. Ведь лучше дружить по любви, а не из-за выгоды или срока знакомства.

Я до сих пор в процессе чистки. Это как 300 метров вонючей портянки с ноги отмотать. Освобождение. Наслаждение. И свежий ветерок по коже.

Это не про борьбу. А про разрешение себе быть собой.
Ведь так просто и естественно

Плакать, когда тебе грустно и громко хохотать, когда весело;

Не слушать в 45-ый раз нудный монолог тёти Нади про её Лёшеньку;

Пойти гулять вместо полива огурцов, потому что облака сегодня обалденные;

Набить тату без одобрения золовки;

Не заниматься сексом, когда не хочешь, пусть перед этим был букет и массаж;

Танцевать на лужайке с котом под Стинга, не заботясь о мыслях соседа;

и не объяснять малознакомым гражданам, почему ты не желаешь дать взаймы.

Многим твоя самость будет как прыщ на носу — вроде не болит, но раздражает. Чтобы быть собой, нужна смелость. А для того, чтоб угодить всем — трусость и лживость. Скажете — нет?

Это предательство себя под лозунгом хорошего воспитания. Ведь чувствуешь ты — одно, а говоришь и делаешь другое — чужое. Ты это чужое пускаешь в себя — “будьте как дома, не стесняйтесь”, задвигая свои желания подальше.

И оно растёт в тебе, как жирный налёт в духовке, скукой, раздражением, хроническим насморком или даже опухолью. Сама же разрешила, прогнулась, согласилась, промолчала. Ты — воспитанный человек, вот и терпи теперь.

Или не терпи. Потому что “да” и “нет” весят одинаково.
Ты сама выбрала “да”, когда душа скулила: “не-е-ет”.

Я упрямо скоблю свою духовку от липкого нагара общественного мнения, которое лучше меня знает, что:

“надо быть добрее”,
“все любят путешествовать, тебе просто денег жалко”,
“мать — это святое”,
“от такой работы не отказываются”,
ну и классика — “должна, должна, должна, должна…”

Ага, должна. Быть счастливой для себя, а не приятной для всех.
Для этого я и родилась. А вы?