Бешеную сушку сменяет интуитивное питание, модельную худобу — бодипозитивное движение. Вместо унизительных клеймящих лозунгов — советы доверять своему телу. А вместо призыва “исправь свой возраст” появляется слоган “твоя кожа любима”. Но… сюрприз, все на тех же средствах для разглаживания морщин.

Любовь к себе стала трендом. И, к сожалению, новым способом для спекуляций.

“Тело – божественный храм души. Как можно так себя не любить, чтобы разожраться аж до 46 размера и каждый день носить одну и ту же майку?” — вещают инстаграмные пригурочки, одной рукой держа селфи-палку, другой гантелю, а третьей нанося модную масочку на лицо.

“Мое тело – мое дело, мне плевать на мнение общества, я не обязана быть красивой. А те, кто бреют подмышки и пытаются похудеть, поддерживают отношение к женщине, как к сексуальному объекту” — бьются в агонии сторонницы бодипозитива.

Вегетарианцы говорят о чистоте питания, как о главном компоненте уважения к себе и окружающему миру. Интуитивщики вообще протестуют против каких-либо ограничений в выборе еды и двигательной активности. Косметологи дерутся с травниками. Ведические дамы с феминистками. И все ради нее. Ради любви.

Такое ощущение, что все вокруг лучше знают, как мне правильно любить собственное тело. И, казалось бы, можно просто выбрать подходящее течение и остаться в нем, навсегда обретая ясность, спокойствие и группу поддержки (и для некоторых это действительно хороший выбор).

Но что делать, если тело совсем не похоже на храм, но забивать на внешность не хочется? Если от “чистой” еды в прямом смысле выворачивает, а питаться по интуиции – значит обречь себя на смерть от передоза шаурмы в организме? Если от контроля зашкаливает сопротивление, а от вседозволенности – тревога.

Несмотря на очарование некоторых концепций, в конце концов приходится признать: телу глубоко плевать на все представления о том, что оно должно чувствовать и как реагировать. Если еще при этом оно ведет себя, как взбесившийся варан, становится очень жутко.

Каждый раз приходится делать выбор, исход которого предсказать не может никто, а за последствия отвечать только тебе. Никто не гарантирует, что не станет хуже, чем было, а вот в случае неудачи сказать постфактум “а я же говорил” не поленится каждый первый.

Хочется наконец-то обрести четкие ориентиры, выбрать подходящую колею и устремиться в волшебную страну, манящую заветной морковкой. Но любовь к себе, к сожалению, не имеет общих признаков.

Стройность может быть генетической удачей, следствием анорексии или результатом идеально отлаженного питания и внутренней гармонии.

Цветные волосатые подмышки — отчаянным криком об ущемлении прав или просто веселым эпатажем. Использование ботокса может свидетельствовать как о комплексах, так и о зрелом внутреннем выборе, а иногда – о том и другом одновременно.

Если кто-то пытается доказать, что ты недостаточно хорошо и правильно заботишься о себе, основываясь лишь на том, как ты выглядишь – это чистой воды спекуляция. Никто не знает, чего тебе стоило дойти до той точки, где ты находишься сейчас.

Закутаться в балахон и забить на свой внешний вид временами правильнее, чем через силу украшать себя, сгорая от стыда и тревоги.
А иногда, наоборот, большой смелости стоит наконец-то признаться себе в желании нравиться и быть красивой для других, а не “для себя”, скинуть 10 лишних килограммов и научиться подбирать одежду.

В течение жизни можно принимать кардинально противоположные решения относительно своего тела, и каждый раз они могут быть про любовь. Не с точки зрения бодипозитива, индустрии красоты или любимого фэшн-блогера, а с точки зрения внутренней чуткости.

Иногда есть как не в себя и позволить себе набрать лишний вес — куда более гуманно, чем продолжать взвешивать еду и медленно умирать от расстройства пищевого поведения.

Решение оставаться на своей стороне, даже если это повлечет за собой отказ от самых красивых концепций, требует большого мужества. Думаю, стоит уважать себя за этот выбор.

Понравилась статья? Сохрани на Pinterest

 

Наш проект теперь и на Яндекс Дзен. Подпишись и получай новые статьи в удобном формате.