Девушка ложится в ящик, фокусник делает несколько пассов руками, затем вставляет в середину ящика лезвие. Девушка улыбается и шевелит ступнями. К ужасу толпы, фокусник разделяет ящик надвое и крутит половинки, показывая, что между ними ничего нет. Девушка продолжает улыбаться. Затем половинки стыкуются, взмах плащом, фокусник открывает ящик – девушка встает из него целая и невредимая. Но это фокусы, а в жизни фокусы не проходят. Почти каждая женщина знает, что, будучи поделенной на части, она уже не станет целой. И только улыбаться придется всю жизнь, несмотря ни на что.

«Ишь чего захотела? Все и сразу – так не бывает», — слышно изо дня в день. И ладно бы эти слова относились к желанию дописать статью, закупиться провизией, отдать обувь в починку и сходить на три вечеринки – и все это вечером понедельника. Однако все это нам говорят по поводу того, что хотим совмещать семью и работу, мужа и хобби, детей и путешествия, уход за пожилыми родителями и концерт в другом городе. И всегда в этом «уравнении» противопоставляются желания женщины (любимое занятие, самоутверждение на работе, тяга к знаниям и путешествиям, желание расслабиться) и ее «священный семейный долг», будь то ее родители, муж, дети или внуки. Причем независимо от того, есть ли вообще в жизни женщины этот семейный долг.

Если замужем, то «он тебя бросит, если и будешь продолжать ездить на эти свои концерты», «не нужно тебе повышение, дети тебе нужны», «ты что, на работе задерживаешься? А как же муж? А кто его накормит?»

Если не замужем, то «такая ты никому не нужна будешь», «мужикам жена нужна, а не доктор наук, «вот будет у тебя парень/муж – перестанешь ездить по своим заграницам».

Если есть ребенок, то градус маразма повышается стократно: «ты что делаешь – а как же твои дети?!», «что ты за мать?!». На работе одеяло с тебя тянут в обе стороны: ты и плохая мать, если остаешься на позднее совещание – и плохой сотрудник, если уходишь вовремя, потому что «до твоих детей никому нет дела, ты должна работать».

При этом не важно, если саму женщину все в жизни устраивает. Ее упорно стараются оградить рамками, а если рамки не помогают – буквально расчленить и заставить поверить в то, что она не может быть одним целым. Это делают все: от матерей и друзей до коллег и участковых врачей. Женщин делят на «умных» и «красивых», «самок» и «недоженщин», «растолстевших мамок» и «фригидных карьеристок».

Чтобы понять, почему, не стоит бросаться в пучину догадок. Методично копайте с поверхности вглубь, дамы. И – кстати – разделяйте. И властвуйте. Ибо девиз «разделяй и властвуй» не с потолка взят.

Пучок колосьев сломать сложно, а по колоску – пожалуйста. Если женщина цельная, воспринимает себя как единую личность, она самодостаточна. Ваши комментарии ей побоку, она сама принимает решения. Да, возможно, она не починит сама кран и не проштробит стену. Но она знает, куда звонить и где взять деньги. Да и не все мужчины сами делают ремонт и таскают на себе тяжелые мешки. Цельная женщина знает, чего и как хочет. Она делает макияж, если хочет – а не потому, что «она же женщина». Она работает, занимается любовью с мужем и варит детям манку на завтрак. А еще водит машину, если хочет – или ездит на пассажирском сиденье, если решила, что водить машину – не ее. Цельная женщина – это мир, в котором все имеет свое место и все связано воедино. Цельная женщина – хозяйка своей жизни, и с ней приходится считаться. И как пучок колосьев, она еще и отхлестать может, дай боже.

Сильная женщина — угроза для тех, кто так хочет ее разделить на части. Стремление разделить женщину сводится к стремлению ее подавить, указать на «ее место». Так проще дезориентировать, контролировать – и эксплуатировать женщину.

Многовековая борьба с цельной женщиной – эволюционная психология в действии. Жизнь в самом широком смысле – это вечная борьба за выживание, за ресурсы и безопасность популяции. Ресурсы защищаются и отбираются у противников, а затем распределяются в популяции от доминантных особей к подавляемым. Безопасность популяции обеспечивается отражением нападений и изгнанием тех ее членов, которые не соответствуют показателям нормальности, принятым в популяции.

Женщина – потребитель ресурсов и одновременно один из самых ценных ресурсов. Мужчинам выгодно разделять женщину, чтобы было проще ее контролировать, чтобы она делала максимум, а получала минимум. Женщинам выгодно разделять других женщин, чтобы они не могли претендовать на самые лакомые «кусочки» — выгодных мужчин и/или их внимание и помощь, финансовое положение, надежное будущее для себя и детей.

Разделения и нападок не избежать даже самым ярким и великим женщинам истории. Елизавета I предпочла не выходить замуж, выбрав полновластное управление Англией вместо подчинения мужу. Ее образ “девственной карьеристки” идеально вписывается в философию разделения женщины. А вот Екатерина Великая, которой удалось-таки совместить все: и образование, и брак, и успешное царствование, до сих пор лишает сна противников цельности женщины. И в то время, как любовная жизнь королей была их личным делом, похождения императрицы, кажется, остаются делом государственной важности.

После того, как в результате промышленной революции у женщин появилась возможность работать и зарабатывать самостоятельно, диагноз “истерия” не ставил только ленивый врач. Будто не могла женщина оставаться женщиной, если интересовалась политикой или писала книги. Позже, когда женщины потребовали право голоса, противники утверждали, что женщина существо слабое и неразумное, а ее умственные и психические способности не позволяют доверить ей участие в политике. То есть пахать в поле она могла, вести семейный гроссбух могла – но оставалась слабой и неразумной.

С появлением фабрик в 18 веке на них трудились тысячи женщин, часто дольше мужчин – и всегда за меньшую плату. Идеальный вариант: женщина делает много, получает мало. И хоть на работающую женщину уже тогда смотрели косо, все же получаемая от нее экономическая выгода для фабрикантов сдерживала недовольство “мыслящих кругов”. Но как только женщины заявили свои права на те рабочие места, которые были «мужскими» и не были физически изнуряющими, то есть на высококвалифицированный и интеллектуальный труд, на полную громкость зазвучала песня о «плохой матери» и о том, что занятие такими профессиями лишает женщину женственности. То есть работа прачкой до потери сознания не делает женщину мужиком, а вот от редактура книг точно делает.

В 1970-е годы, когда женщины стали понемногу подниматься по карьерной лестнице, стали заметны в политике, вдруг «появился» великий и ужасный целлюлит, а с ним прочие «несовершенства». Женщина не могла быть одновременно успешной и красивой. Индустрия красоты и пластической хирургии выросла в тысячеголового дракона, умело эксплуатируя миф о разделенности женщины и о том, что ее внешность должна соответствовать мужским желаниям и ожиданиям. Тонко рассчитанное психологическое давление рекламы начало отбирать у женщин немалую часть зарабатываемых ими денег — и одновременно душить едва появившееся чувство самостоятельности и уверенности в себе.

В 1990-е годы, когда третья волна феминизма и требования равной оплаты труда захлестнули мир…мир захлестнула волна насилия над женщинами, фетишизации женского тела, и «моды» на женскую инфантильность и доходящую до крайности худобу.

Женщина не могла быть самостоятельной, сильной, красивой, успешной, взрослой – и нравиться мужчинам.

Тотальная эпиляция, смена гардероба и образа вслед за веяниями моды, курс на омоложение и похудение — это стало must have. У едва добившихся хоть какого-то равноправия женщин часто в буквальном смысле не оставалось времени и сил на движение вперед. Женщина не могла быть свободной – и быть в безопасности. Небывалого размаха достигла травля в школах и университетах. Вместо того, чтобы расставлять свои приоритеты, женщина была часто вынуждена выбирать между безопасностью и своими желаниями.

С каждым шагом женщин вперед сопротивление тех, кто хочет контролировать ресурсы и женщину как ресурс, только усиливается. И женщины сами усиливают сопротивление. Вместо того, чтобы объединяться ради общего лучшего будущего, они продолжают конкурировать, даже если для конкуренции нет повода. Например, пожилые замужние коллеги-женщины, надежно занявшие свои рабочие места, остро критикуют молодую сотрудницу за «неженственный» образ, карьеризм, напористость, отсутствие жеманства в общении с мужчинами. Дамы уже ей не соперницы в борьбе за мужчин и за профессиональный рост, они уже не сделают ту карьеру, к которой стремится она, и не выйдут замуж за тех мужчин, которые могут стать ей парой. Нет повода к соперничеству – но заученные с детства стереотипы не ломаются, а зависть к той, у кого жизнь может сложиться намного лучше, кто сама ее строит – цветет буйным цветом. И разделяет. Прежде всего, отделяет женщин друг от друга, а на более глубоком уровне делит женщину на части.

И мы учим этому делению своих дочерей. Мы учим наших сыновей тому, что если мама пропадает на работе, то это ее просто заставили, она виновата и обязательно купит мороженое; а если папа пропадает на работе, то он зарабатывает деньги для семьи и делает карьеру. Дети вырастают и принимают от нас эстафету неверия в то, что женщина может быть цельной, иметь все и сразу.

Но я хочу, чтобы ситуация изменилась. Я хочу, чтобы мне, моим подругам, дочерям, коллегам-женщинам больше не приходилось выбирать, «умные» они или «красивые». Я хочу, чтобы начальники не руководствовались моим полом при определении моей зарплаты или моего продвижения. Я хочу, чтобы гинеколог не искал причины проблем у пациенток в их «неправильных» привычках и не лечил от всех болезней рекомендацией родить.

Я не призываю нас взяться за руки и мгновенно зажить в идеальном мире. Но я прошу задуматься о том, что мы думаем о цельности женщины, о ее способностях и возможностях. И в следующий раз, когда мы услышим от кого-то критику другой женщины за ее цельность, встать на ее защиту и открыто спросить критикующего, почему они это делают, что опасного для себя видят в этой женщине. Давайте воспитывать наших детей так, чтобы образы цельных женщины и мужчины были для них одинаково естественными, чтобы ребенок мог прийти поплакаться папе и дать маме завершить годовой отчет. Я призываю понять, что разделение женщины – это поиск врага там, где его нет и не должно быть.

Понравилась статья? Сохрани ее на Pinterest`e!

Цельная женщина словно Земля. Она должна оставаться цельной, чтобы жизнь продолжала существовать. В единстве сама с собой и с другими женщинами и мужчинами.

 

Автор: Ирина Ждан

Преподаватель иностранных языков; Переводчик

Работает помощником руководителя

О себе: ходячий позитив, голодная до знания и познания, поэт-любитель с 20-летним стажем. Самое главное в жизни — моя семья (родные и друзья) и движение вперед.

 

Теперь наши статьи есть и на Яндекс.Дзене. Подпишись на наш канал и получай их первой