Однажды меня изнасиловали.

Это не было страшно, как в триллере, не было пошло, как в порно. Это было грязно, мерзко и отвратительно. На студенческой вечеринке мне подлили спирт в мартини и, слабо сопротивляющуюся, увели в укромное место. Что было дальше,  помню как тумане. Когда сознание вернулось, я уже бежала к друзьям со словами, что меня изнасиловали. Но это никто не воспринял всерьез.

Сперва меня запугали насмешками, а потом угрозами: «Ты что, хочешь вызвать милицию и опозориться?» Я забрала слова назад, мне было стыдно и страшно. Насилие не считается у нас чем-то плохим, особенно если жертва не могла сказать нет и была, к примеру, пьяна. Выходило, что виновата только я. Значит надо скрывать и молчать – такое решение я приняла тогда.

Подобных историй в нашей стране – тысячи. Пользоваться пьяной девушкой не зазорно и даже приветствуется – ну сама виновата, если смеет веселиться и пить на равных с мужчинами.  Пьяная баба «звезде» не хозяйка, сучка не захочет – кабель не вскочит. Какие ещё народные мудрости у нас в ходу?

Прошло 10 лет, а моя история с гоготом и презрением все ещё передается из уст в уста. Девочка, которая напилась, кричала что ее изнасиловали, а потом передумала. Смешно же! Ей богу, странно, почему спустя столько других событий, в памяти людей отложилась именно та сцена.

Я привыкла с этим жить, закончила институт, вышла замуж и, казалось бы, отпустила ситуацию. Но каждая встреча с однокурсниками так или иначе напоминала мне о том, какая я «грязная». Я не могу пойти на наши вечеринки потому что «ты уверена? все до сих пор обсуждают», не могу поехать в любимый вузовский лагерь на море, не могу без стыда вспоминать студенческие годы.

Однажды, когда я ругалась с университетской подругой, она выпалила: «Когда мне говорили, что с ней дружить нельзя, ведь она же бегала по лесу и кричала, что ее изнасиловали, я отвечала, что это ложь, она – нормальная! А ты и вправду какая-то больная!».

Меня сорвало. Чаша была переполнена, ведь недавно, когда я заговорила о любимых студенческих мероприятиях, знакомый снова ляпнул пару слов об этой истории. И вот опять, от близкой подруги. Да что я вам сделала!

Я ответила ей: «Меня правда изнасиловали» и заблокировала человека.

Меня стало трясти, и даже поднялась температура, но внезапно мне написала подруга, которая живет сейчас в США . Она попала в тот момент, когда мне нужно было с кем-то поделиться…и я рассказала ей все. Она ответила: «Ты знаешь, есть такие понятия как слетшейминг и виктиблейминг. Это то, с чем борются феминистки, думаю тебе будет интересно про это почитать.»

Хм, феминистки…В тот момент я уже начала изучать феминизм, но просто как течение, вроде йоги. Я была с чем-то согласна, с чем-то нет, но феминисткой себя не считала и сомневалась, что стану ей.

Я загуглила «слейтшеминг» и «виктиблейминг» …. и на меня свалилась тонна историй. До сих пор помню, как сидела в Макдоналдс, читала фемпаблики, статьи на темы насилия и ревела в голос. От сочувствия, ужаса, боли и… облегчения.

Впервые за 10 лет я поняла – это не я плохая, это насильник плохой.

Ещё я поняла, что женщин по всему свету травят и порицают за короткие юбки, яркие помады, желание жить активной сексуальной жизнью, не заводить детей. Что насилие, на самом деле, должно быть  позором не для жертвы, а для насильника. Что 7% женщин по всему миру в возрасте от 15 лет и старше подвергались сексуальному насилию со стороны человека, не являвшегося партнером, как минимум один раз в жизни (думаю, если добавить сюда домашнее насилие, которое уже давно – норма, цифра существенно вырастет).

В те минуты я чувствовала, как меня обнимают сотни тёплых рук сестёр-феминисток, которые говорили: то, что со мной произошло 10 лет назад – не моя вина. Я не должна жить и доказывать, что хорошая, потому что я с самого начала не плохая. И я не должна этого стыдиться. Стыдиться должен нечеловек, который решил напоить девчёнку и воспользоваться ситуацией.

На следующее утро я проснулась ярой феминисткой. Всю ночь я изучала теорию, писала список книг для чтения, ужасалась несправедливости в мире. Я чётко поняла, что тоже могу помогать девушкам не страдать, не стыдиться, не скрываться. Так же, как помогли мне другие феминистки. И даже если пока я не могу помогать делом, слова, логика и факты тоже имеют мощную силу.

Случаев мужского насилия ничтожно меньше, чем женского. Даже если не брать в расчёт потребительское отношение к женщинам и сексизм —  мужчину насильно сложно склонить сексу.

Если он в отключке, у него не встанет. Если он устал, болен, не хочет по эмоциональным причинам, не возбуждён —  у него не встанет. У женщины вагина не открывается и закрывается по ее желанию.

А возбуждение проявляется не так очевидно, как мужское (хотя физиология набухания клитора такая же, как и у пениса). Но про женское возбуждение и оргазм в обществе говорят мало, зато очень любят шутки про больные головы, мол хорошая жена всегда даст мужу, а плохая скажет, что плохо себя чувствует.

Исходя из самой топорной логики, женщина всегда готова к сексу – ведь в вагину всегда можно «зайти» физиологически. О, представьте только мир, где женщина не может заняться сексом без возбуждения, допустим вагина «не откроется» или что-то в этом роде. Конечно, такого количества женского насилия не было бы и в помине.

Женщин нельзя обвинять в том, что их насилуют, если они пьют, носят юбки и красят губы потому же, почему нельзя обвинять жертв любителя отрезать уши в том, что они родились с ушами и не носят шлем каждый день. Наличие определенных половых органов, желания расслабиться и реакции на алкоголь, яркой одежды и любых других обстоятельств, не могут оправдать то, что мужчины не могут сдержать похоть. Уровень насилия не падает в странах, где женщинам запрещено даже лицо показывать. А в топ мест, куда лучше не попадать женщинам входят страны с самыми патриархальными устоями – Ирак, Афганистан, Пакистан, Чад, Конго, Индия, Судан, Гватемали. Так что фразу: «Она сама виновата» придумали люди, чтобы оправдать несправедливость, которая очень больно бьет по совести.

Я люблю термин «активное согласие» и продвигаю его в массы. Активное согласие –  значит данное в комфортных для человека условиях, с возможностью сказать нет (в том числе без страха быть уволенным, осмеянным, униженным итд). Нельзя говорить, что человек согласен на что-то, если обстоятельства таковы, что он не может сказать нет. Например, девушка пьяна, спит, находится в зависимом положении и т.п.

Я ревностно отношусь к идеям феминизма, потому что они мне помогли. Меня зацепила тема насилия, но другая испытает облегчение, просто почувствовав возможность не готовить и не убираться только потому, что она женщина. А ещё она может строить карьеру или просто любить разных мужчин, если хочет. Феминизм – он про возможность выбора, а не про навязывание пути.

Понравилась статья? Сохрани ее на Pinterest`e!

И знаете что? Я верю, что феминизм спасёт мир, потому что видела, как он спасает женщин. Иногда банального понимания, что ты жертва не по рождению, а из-за социального уклада общества – достаточно. Это помогает дышать глубоко, думать трезво и действовать решительно, как никогда раньше.

Так что вперёд, сестра!

 

Теперь наши статьи есть и на Яндекс.Дзене. Подпишись на наш канал и получай их первой!