Если к загадочной русской душе прибавить еще и непонятный общественности феминизм, а затем помножить на нелегкую судьбу русской женщины, то тут сам черт голову сломит. Но мы попробуем решить эту задачу и разобраться: что сделать чтобы феминизму на Руси жилось хорошо?

Неприятная тенденция: до нас тренды добираются только спустя года.Думаю, это особенная национальная черта — тормозить в развитии, любовно сохраняемая со времен татаро-монгольского Ига.

Но кое в чем мы оказались впереди планеты всей: феминизм восторжествовал на просторах нашей необъятной уже в 1922 году. Даже политкорректное обращение появилось: “Товарищ-женщина”. Как говорится, 2 коротких и 1 раскатистое “ Ура! Ура!Урааа!”. Женщина могла учиться, работать и зарабатывать наравне с мужчинами, избираться, реализовываться и, безусловно, заслуживала уважения.

Тем временем во Франции женщина до 60-х годов XX (!!) века не могла подать резюме на работу (потому что кто, кроме мужа-боженьки, знает, на что ты способна) и отправиться в больницу!

— Мон шер, меня уже полчаса рвет кровью. Вызови мне скорую, пожалуйста!

Не сейчас, шери. До конца второго тайма еще 30 минут, но мне кажется сегодня дойдут до пенальти.

Неудивительно, что любительницы шарфов так держатся за свою свободу и даже, по признаниям гостей столицы моды и парфюма, не торопятся выйти замуж. Они не наелись этой свободы, зато по горло сыты зависимостью от мужчин. Чего не скажешь о наших соотечественницах.

В 60-е русские женщины едва очухались от ужасов войны. И, в отличие от француженок, с радостью попросили бы о помощи. Да только некого было просить. 26,6 млн погибших на войне. По сравнению с 665 тыс французов. С 417 тыс американцев.

Наши женщины с радостью бы встретили мужчин-героев в нарядных платьях фасона “нью-лук”, как в Америке. Только встречать приходилось нечасто. И радость встречи затмевала тот невзрачный нарядец, что на ней. Вместо этого — серый политкорректный костюм. И вперед. Осваивать целину, растить детей и строить коммунизм.

Первоначальные идеи СССР были прекрасны. Не удивительно, что народ с таким энтузиазмом начал его строить. Всем по способностям и по потребностям. Всех в концептуальную униформу (чесслово, конструктивизм — прекрасен и уникален), в удобное жилье (о хрущевках никто не думал, строились интересные дома-коммуны. Не путать с коммуналками!), питаться — в столовой, строить — коммунизм. Но потом что-то пошло не так. И эмансипированные женщины продолжали готовить для своих ячеек общества завтраки, обеды и ужины. Так называемая вторая смена.

Третьей смены — наведения красоты и вовсе не было. Какой, простите, крем для жирной кожи? Импортный — значит, надо брать. И не суть вопроса какой там тип, эффект и прочие показания. Говорите, сережки с мелкими цветочками вышли из моды? Да вы с ума сошли! Золото, и уже хорошо. А крой юбки в тренде тот, что в BURDA MODEN напечатали. Уверена, советская женщина была бы счастлива иметь возможность прихорошиться. Только ресурсов не хватало.

И современным женщинам, в большинстве своем рожденным в Советском союзе, мы будем навязывать западные идеалы феминизма? Вправе ли мы требовать, чтобы они сразу же прониклись этими идеями?

Как объяснить русской женщине, что необязательно прихорашиваться, чтобы нравиться мужчинам, когда мы на генетическом уровне голодные до мужского внимания? Как привить ей любовь к небритым подмышкам и стилю нормкор, когда все детство прошло в серо-коричневой униформе? Женщинам, которых воспитали во времена культа мужчин? А чего мало, того, собственно, и культ будет.

Наши женщины едва отошли от всех ограничений, догм и правил, навязываемых на протяжении всей истории. И они готовы смотреть в стороны жизни, где единственный критерий — личное счастье.

Феминизм в России — это право женщины наконец-то получать удовольствие от жизни, так как ей хочется. Потому что нас не надо учить быть сильными. Этому научил июнь 1941.