Американская писательница, выступавшая за женское равноправие

Дочь управляющего металлургическим заводом. Из-за слабого здоровья училась дома. Интересовалась учением Ч. Дарвина, социологией, выступала за женское равноправие.

Знакомство с творчеством мастеров европейской (в т. ч. и русской) прозы помогло Глазгоу преодолеть ограниченность, свойственную южным региональным писателям.

«Я решила писать о Юге не в сентиментальном духе, а правдиво, как о части большого мира… Изображать не только «южные типы», а людей вообще, затрагивая в их характерах универсальное, скрытое под оболочкой регионального», — говорила писательница. 

В начале своей карьеры отправила свои рукописи редактору. И вот какой ответ она получила:

“Лучший совет, который я могу вам дать, — это прекратить писать, вернуться на Юг и завести детей. Величайшие женщины это не те, что написали отличный роман, а те, у кого отличные дети»

В 1942 году Глазгоу была удостоена Пулитцеровской премии в области литературы за роман «В этом наша жизнь». В том же году роман был экранизован.

Дебютировала в 1897 г. анонимно изданным романом «Потомок» (The Descendant). Порывая с традицией восприятия Юга, как края благородных аристократов и преданных черных слуг, стремится к показу всех классов и социальных слоев, запечатлевает судьбы своего края на протяжении десятилетий. Растущую социальную активность низов, «среднего класса» писательница рассматривает как важную примету времени. 

Значительное место уделяет Глазгоу переоценке южных моральных норм, проблемам семьи, нравственности, ища истоки неблагополучия в состоянии общества накануне Гражданской войны.

Раннее творчество Глазгоу вдохновлялось убеждением автора, что слишком многое в «южном кодексе» проникнуто фальшью и жестокостью, противоречит понятиям гуманизма, но романы 1920-1930 гг. показывают, что в оценке буржуазного развития Юга она была далека от оптимизма: новые ценности оказываются ничем не лучше прежних. 

Подъем гражданской активности литераторов в годы «великой депрессии» не затронул Глазгоу. Романистка даже утверждала, что мировая война и экономический кризис «были не более чем случайностями в более значительной драме — нравственного конфликта с судьбой».

Когда в США в начале 1900-х годов началась борьба женщин за избирательные права, Эллен Глазгоу присоединилась к движению и приняла участие в шествии весной 1909 года. Позже она выступила на первом митинге за избирательные права в Виргинии.

Глазгоу считала, что движение возникло в неудачный для неё момент, поэтому вскоре интерес к нему у писательницы угас. Глазгоу сначала не выводила женские персонажи на главные роли в своих произведениях, но постепенно женины стали героинями её романов.

В более поздних работах есть героини, обладающие качествами женщин, вовлеченных в политическое движение.