Этот хрупкий японец с полуседой гривой из-под черной шляпы, с грустной улыбкой, — истинно и общепризнанно великий, хоть и любит называть себя «просто неплохим портным», — владеет моим сердцем уже лет 30. Его можно считать настоящим феминистом, потому что он искренне, без связи с рыночными пиар-технологиями, оберегает и уважает женщину.

Отношение к женщине он вынес из своей семейной истории. Йоджи родился в 1943-м, а через 2 года война сделала вдовой его мать, Фуми Ямамото. Ей хватило силы духа и трудолюбия для ведения маленького бизнеса: Фуми была портнихой и держала женское ателье. Самыми сильными чувствами Йоджи с раннего детства были тревога за мать и желание защитить ее. Целыми днями, не считая школы, он находился среди женщин, маминых клиенток, непрестанно наблюдая все этапы портновского ремесла. Домохозяйки из их токийского района хотели носить одежду, похожую на европейскую. В мире набирал обороты диоровский «нью лук» с его культом «женщины-цветка»: талия-стебелек, каскады пышных юбок, затянутый лиф.

Он терпеть не мог эту одежду! Ее вычурность и неестественность вызывали у него возмущение.  

Он считал, что красота – это не то, что требует жертв от женского тела, понимаемого европейской модой исключительно как эротический объект.  Настоящая красота женщины – в защищенности, праве на несовершенство, в свободе движений.

Когда мать поняла, что карьера юриста, несмотря на высшее образование, полученное по ее настоянию, не привлекает Йоджи, и что он испытывает интерес к созданию одежды, она отправила сына учиться в престижный японский колледж моды.

Мир не сразу признал модельера Йоджи Ямамото. Понадобилось немалое время, чтобы его пристрастие к черному («квинтэссенции всех цветов», по его собственному выражению) стало восприниматься не как «Хиросима-шик», а как определенная интеллектуальная эстетика.

На волне популярности стиля «гранж» почерк Ямамото — асексуальность женских образов, свободный крой, асимметрия – был оценен и принят.  Женщинам было предложено то, что является основой японской традиции «ваби-саби» — «красота повседневности». По-новому зазвучало его мнение, что совершенство уродливо, а симметрия некрасива, потому что в ней нет жизни.

Модельер провозгласил, что женское тело не нуждается в том, чтобы его украшать, и что одежда должна защищать его – в том числе и от мужских взглядов.

Смысл сексуальности, по мнению Ямамото, в том, чтобы не выставлять ее напоказ. “Чем больше женщина скрывает свою сексуальность одеждой, тем больше сексуальности в ее глазах”. Вот почему он так любит одевать современниц в костюмы, похожие на мужские.

В одном из интервью дизайнер говорит:

«Женщина, поглощенная своим делом, не пытающаяся кому-то угодить, одновременно сильная и мягкая – более чем соблазнительна».

И даже в последней женской коллекции «Весна-лето — 2019», которую маэстро неожиданно объявил «анти-безгендерной», он все равно верен себе. Да, мы увидели не только черное, не только наглухо закрытое. Но даже в тех моделях, где сквозит в прорезях нагое тело, это выглядит чудаковато, авангардно, хаотично, но менее всего – прямолинейно сексуально.

Потому что художник, дизайнер, философ Ямамото никогда не объявит женщину объектом вожделения. Йоджи знает, что этот мир все еще отлажен под мужчину, и потому он всегда на страже женственности.

Моя слабость к бренду YY (а точнее, к человеку, Йоджи Ямамото) ознаменовалось на днях покупкой двух радикально черных вещиц — полупальто и джемпера. Они иного авторства, попроще и подоступнее.

Но мне в них хорошо: я кажусь себе защищеннее, спокойнее и точно счастливее.