2018. Вбиваю в поисковик: «Когда женщины получили право писать”. Через секунду Яндекс готов проинструктировать, как писать шедевры словесности, поделиться списком литературы, которую должна прочесть каждая, рассказать, почему люди перестали писать книги в принципе. Среди этого находится лишь одна ссылка с рецензией на произведение «Как помешать женщинам писать книги» авторства Джоанны Расс. В ней авторка рассказывает как достается современным писательницам. Я улыбаюсь. Всего лишь одна страница. Раньше было хуже.

Например, в Англии женщина не владела ничем, даже чернильницей вплоть до 1870 года. Все принадлежало мужу. А по словам Вирджинии Вульф женщины, в общей массе, были так бедны (помните, женский труд  не плохо, а отвратительно оплачивался?), что денег хватило бы на 2 листка бумаги. В России начали серьёзно обсуждать вопрос о высшем образовании лишь в конце 19 века. До этого момента девушки довольствовались обучению танцам, игре на музыкальных инструментах и иностранным языкам. Примерно так же обстояли дела в Европе и на Западе. Казалось бы, этого должно хватить для написания романа. Но не тут-то было.

Со времен Ренессанса закрепилась маскулинная концепция гениальности. Все искусства имели свою иерархию. К наивысшим относилось религиозные, исторические и мифологические полотна, к низшим – ремесленничество. Именно этот вид искусства (шитье, переводы, письма, игра в театре, вышивание, рисование простеньких акварелей на бытовые темы) считался допустимым для женщин. При этом признаки гениальности противопоставлялись женственности. Перед представительницами прекрасного пола долгое время стоял вопрос: либо ты гений и готова развиваться в искусстве, либо откажись от своего пола и получи бонус – вагон осуждения в придачу.

Последний путь выбрали Жорж Санд и Жармен де Сталь. Француженка Сандне не только взяла псевдоним и лихо мерила мужской костюм еще до того, как это стало мейнстримом, но и провозгласила новый образ женщины-творца («Консуэло»). Аналогичную героиню описывает  и мадам де Сталь в своем романе «Коринна или Италия». Авторки выводят на арену гениальных героинь, которые никак не укладывались в традиционные категории искусства, одновременно добиваясь признания для себя реальных. Пусть и не всегда успешно.

Свои произведения за мужскими именами (братья Белл) прятали и сестры Бронте. Это продолжалось  до тех пор, пока Шарлотта не опубликовала открыто роман «Джейн Эйр». Псевдоним «Джордж Элиот» обеспечивал своей обладательнице неприкосновенность личной жизни – женская литература и увлечение писательством подвергались нападкам.

Тенденция прятать женское лицо нет-нет, да проскочет и сегодня.  Издатель посоветовал Джоанн Роулинг опубликовать первую книгу о Гарри Поттере с фамилией и инициалами, но не полным именем. Таким образом он хотел обеспечить успех книге и продажи себе. А в 2002 году общественность узнала, что за именем Макса Фрая стоит дуэт мужчины и женщины: Светланы Мартынчик и Игоря Степина. Позднее, псевдоним сохранился только за Светланой.

Оглядываясь назад, понимаешь, почему женщинам так страшно начать писать. Даже сегодня. И пусть все советы по писательству стали обезличенными, словно бы для всех, нам все равно страшнее.

Веками женщинам запрещали творить в литературной сфере, а труды должны были в сотни раз превосходить мужские опусы, чтобы хотя бы встать на один уровень. Неравные условия. А еще это бесконечное домашнее хозяйство, отнимающее столько времени. Даже сегодня, все ли могут похвастаться равным участием в быту?

Меж тем, именно в творческой среде зародился феминизм. Как может женщина, занимающаяся литературой, не заглядывать внутрь себя? Эпистолярный жанр и  переводы были доступны даже викторианским красоткам, а творчество всегда приводит к рефлексии. Немудрено, что женщины-литераторки начали осознавать себя, как нечто большее, чем вечно-беременную матку и придаток к мужу. Они, простигосподи, человеком себя почувствовали. И другим об этом рассказали. Активные переписки, создание новых образцов для подражания, пусть еще не реальных, вымышленных … разве этого мало?

Женщинами был  проделан огромный путь, чтобы получить право голоса. Не только политического, но и общественного, в искусстве. Давайте использовать достижения наших праматерей. Стыдно молчать, когда за каждым сказанным нами словом стоит такая история борьбы. И, как говорилось в одном небезызвестном фильме: действуй, сестра!


А мы готовы наконец-то представить анонс нашей писательской школы для женщин. Никаких «быстрых результатов», жёсткой иерархии и самостоятельных тарифов. Крутые тексты без редактуры и обратной связи не получались даже у Джоан Роулинг. 

P.S. Количество мест ограничено. И это не маркетинговая шуточка, а реальный факт. Качественная обратная связь имеет свою цену.